о чемМы их видим чаще, чем родных. Они многое нам рассказывают и открывают для нас новый мир прикладной математики и бухучета. Но что-то все же остается для нас недосягаемым и тайным. Что же наши преподаватели скрывают от нас? Об этом вы узнаете в топе непридуманных историй от тех самых, чье имя свято мы повторяем перед экзаменом.

Дмитрий Чугунов, филфак

      чугуновВ университет я пришел весьма волосатый. Волосы были до плеч. Нужно же было как-то самовыразиться, выделиться. Плюс я носил меховой галстук. В первый раз я понял, что это не очень удобно в спортзале. Волосы там болтаются, мотаются, нужно какой-то ленточкой перевязывать, жарко. И в конце сентября я сдался. Между двумя парами было окно, и я пошел в парикмахерскую. Меня стригли три барышни, проходившие там практику. Одна стригла, другая поправляла, третья еще что-то делала. В общем, мне страшно было открыть глаза. Подстригли меня коротко. Я вернулся на занятия. Захожу…и будто чужая аудитория абсолютно. Иду. На меня не реагируют. Я сел на свое место, достал тетрадку. Никто не обращает внимания. Потом замечаю, что кто-то косится. Передо мной сидели две девчонки, одна поворачивается, задумчиво на меня смотрит и робко спрашивает: «Дима, это ты?» И весь остаток дня все интересовались мной, говорили обо мне. Так я невероятно выделился.

Екатерина Савчук, истфак

    На курс старше меня учился великолепный танцор Тадео, савчукиз экваториальной Гвинеи, и у него как-то не складывались отношения со словом «карандаш». Сочетание букв в этом слове его чрезвычайно задевало. У него была партнерша Света, которую он звал Звета. И она его постоянно подкалывала с этим карандашом. Если у них что-то не получалось, он начинал злиться, а Света к нему подходила и говорила: ка-ран-даш. На его языке это означало что-то неприличное. И он всегда этого стеснятся и, не имей его кожа темного цвета, обязательно бы краснел.

Анатолий Дьяков, истфак

    У нас были оригинальные, своеобразные преподаватели на истфилфаке, например, теорию древней литературы читал Богатырев. Вот на встрече преподавателей со студентами, посередине сидит декан Удодов и говорит Богатыреву:
– Петр Григорьевич, ну-ка, ноги уберите.
Тот вскакивает. А декан:
– У вас одна нога, так сказать, без носка.
– Не может быть! – изумляется Богатырев. И скрывается под столом. Вылезает и говорит:
– Я же говорил, что их два, просто я два носка надел на одну ногу.

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                       Екатерина Бутцева